Красно-белый маршрут

Фото: www.omsktime.ru

В истории Гражданской войны в России май 1918-го занимает особое место. Вспыхнувший тогда в Челябинске мятеж Чехословацкого корпуса буквально за пару месяцев «поджег» всю страну, перекинувшись на Поволжье, Урал, Сибирь и Дальний Восток. Едва созданные части Красной армии столкновений с самой организованной на тот момент военной силой в России не выдерживали, «триумфальное шествие советской власти» на гигантских просторах рухнувшей империи было приостановлено штыками иностранных легионеров. На каком-то этапе сам исход «красно-белого» противостояния на одной шестой части суши зависел от того, за кого сыграют или не сыграют чешские дивизии, пробивавшиеся в эшелонах с запада на восток России по ключевым транспортным артериям. Откуда взялась эта «третья сила», что она натворила у нас и куда в итоге делась? «Огонек» присмотрелся к событиям столетней давности.

В телеграмме наркомвоенмора Льва Троцкого от 25 мая 1918 года и век спустя чувствуешь пульс истории. Ощутите: «Все советы по железной дороге обязаны под страхом тяжкой ответственности разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооруженным на железнодорожных линиях, должен быть расстрелян на месте...»

Вот он, спусковой крючок: чехословацкие легионеры (так именовали добровольцев, готовых сражаться за Антанту, но державших в голове независимую Чехословакию.— «О» ) в одночасье превратились в белочехов и врагов новой власти. А в набиравшей силу Гражданской войне открылся растянувшийся на тысячу километров новый фронт.

Телеграмма Троцкого хорошо известна и часто цитируется. О реакции на нее противостоящей стороны известно меньше. Между тем чешская сторона восприняла шаг Троцкого как вероломство, ведь 6 марта 1918 года между большевиками и Национальным чехословацким советом был подписан Пензенский договор, которым легионерам гарантировался проезд через Сибирь до Владивостока и оттуда отправка во Францию. «Чехословаки продвигаются не как боевые единицы, а как группа свободных граждан, берущих с собой известное количество оружия для своей самозащиты от покушений со стороны контрреволюционеров… Совет народных комиссаров готов оказать им всякое содействие на территории России при условии их честной и искренней лояльности…» — указывалось в правительственном документе.

Что же произошло?

«Повелители Сибири»

Как нередко бывает, роковой поворот истории был задан случайно — незначительным, как поначалу казалось, «челябинским эпизодом». Дело было так.

14 мая навстречу эшелонам 3-го и 6-го стрелковых чехословацких полков, которые ехали на восток, двигались вагоны, заполненные военнопленными венграми, немцами и румынами. Правильнее будет сказать, правда, не ехали, а тащились (по воспоминаниям чехов, из сострадания легионеры даже делились на ходу табачком и припасами с пленными в теплушках). И вдруг из идущего в противоход чешскому составу вагона вылетает кусок металла (возможно, ножка от буржуйки) и серьезно ранит чеха Духачека. Этой искры хватило: рассвирепевшие чехословаки в поисках обидчика перехватывают и потрошат «инородный» состав, устраивают суд Линча. Власть в Челябинске (она была в это время в руках советов) реагирует согласно обстоятельствам: арестованы 10 зачинщиков…

Этот «камешек» и привел лавину в движение. 17 мая чехословаки освобождают товарищей и...

В истории Гражданской войны в России май 1918-го  занимает особое место. Вспыхнувший тогда в Челябинске мятеж Чехословацкого корпуса буквально за пару месяцев «поджег» всю страну, перекинувшись на Поволжье, Урал, Сибирь и Дальний Восток. Едва созданные части Красной армии столкновений с самой организованной на тот момент военной силой в России не выдерживали, «триумфальное шествие советской власти» на гигантских просторах рухнувшей империи было приостановлено штыками иностранных легионеров. На каком-то этапе сам исход «красно-белого» противостояния на одной шестой части суши зависел от того, за кого сыграют или не сыграют чешские дивизии, пробивавшиеся в эшелонах с запада на восток России по ключевым транспортным артериям. Откуда взялась эта «третья сила», что она натворила у нас и куда в итоге делась? «Огонек» присмотрелся к событиям столетней давности.

В телеграмме наркомвоенмора Льва Троцкого от 25 мая 1918 года и век спустя чувствуешь пульс истории. Ощутите: «Все советы по железной дороге обязаны под страхом тяжкой ответственности разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооруженным на железнодорожных линиях, должен быть расстрелян на месте...»

Вот он, спусковой крючок: чехословацкие легионеры (так именовали добровольцев, готовых сражаться за Антанту, но державших в голове независимую Чехословакию.— «О» ) в одночасье превратились в белочехов и врагов новой власти. А  в набиравшей силу Гражданской войне открылся растянувшийся на тысячу километров новый фронт.

Телеграмма Троцкого хорошо известна и часто цитируется. О  реакции на нее противостоящей стороны известно меньше. Между тем чешская сторона восприняла шаг Троцкого как вероломство, ведь 6  марта 1918  года между большевиками и Национальным чехословацким советом был подписан Пензенский договор, которым легионерам гарантировался проезд через Сибирь до Владивостока и оттуда отправка во Францию. «Чехословаки продвигаются не как боевые единицы, а как группа свободных граждан, берущих с собой известное количество оружия для своей самозащиты от покушений со стороны контрреволюционеров… Совет народных комиссаров готов оказать им всякое содействие на территории России при условии их честной и искренней лояльности…»  — указывалось в правительственном документе.

Что же произошло?

«Повелители Сибири»

Как нередко бывает, роковой поворот истории был задан случайно  — незначительным, как поначалу казалось, «челябинским эпизодом». Дело было так.

14 мая навстречу эшелонам 3-го и 6-го стрелковых чехословацких полков, которые ехали на восток, двигались вагоны, заполненные военнопленными венграми, немцами и румынами. Правильнее будет сказать, правда, не ехали, а тащились (по воспоминаниям чехов, из сострадания легионеры даже делились на ходу табачком и припасами с пленными в теплушках). И  вдруг из идущего в противоход чешскому составу вагона вылетает кусок металла (возможно, ножка от буржуйки) и серьезно ранит чеха Духачека. Этой искры хватило: рассвирепевшие чехословаки в поисках обидчика перехватывают и потрошат «инородный» состав, устраивают суд Линча. Власть в Челябинске (она была в это время в руках советов) реагирует согласно обстоятельствам: арестованы 10  зачинщиков…

Этот «камешек» и привел лавину в движение. 17  мая чехословаки освобождают товарищей и заодно захватывают город. Троцкий пытается надавить на командование взбунтовавшихся «союзников» через Антанту, но тщетно  — события все дальше разводят Чехословацкий корпус с «комиссарской властью» (иногда до полной лютости): если в первые месяцы мятежа схваченных большевиков чехословаки «сортируют» (русских часто отпускают, зато влившихся в русскую революцию немцев и венгров поголовно расстреливают), то уже к осени все чаще и в разных местах ставят к стенке всех  — без разбора.

Мятеж распространялся как пожар: 30  мая 1918  года чехословаки захватили Пензу и Сызрань, 8  июня  — Самару, 23  июня  — Уфу, 25  июля вошли в Екатеринбург (спустя всего неделю после расстрела царской семьи). 6  августа вместе с белыми частями взяли Казань, где в тот момент хранился золотой запас Российской империи.

В  течение лета 1918  года 40-тысячный Чехословацкий корпус берет под контроль Среднее Поволжье, юг Сибири, Северный Казахстан и даже северо-восток Китая (территорию вокруг Транссибирской железнодорожной магистрали).

Сопротивляться им на окраинах бывшей империи, по сути, было тогда некому: после разгрома армии Центросибири (руководящего органа советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке) другой организованной военной силы на обширных территориях в это время не существовало.

Понятно, что такой впечатляющий военный успех  — фактор временный, поскольку имеющимися силами удержать ситуацию надолго легионеры не могли. Но время было особое  — брошенная на чашу весов чешская «гирька» решала многое. Вот и получилось: от настроений и устремлений чужих для России людей (сведенных в полки и дивизии не существовавшего еще государства), зависела ее судьба.

«Временно русские»

Откуда же в революционной России взялось столько западных славян, чтобы создать армию, даже раньше державы? Считать надо с XIX  века  — в поисках лучшей доли в Российскую империю переселилось немало выходцев из обнищавшей Богемии. Покидая Австрийскую империю, они селились на Волыни и на Кавказе  — проекту покровительствовали ученые мужи из близких ко двору славянофильских кружков Москвы и Петербурга. В  итоге к началу Первой мировой чехословацкое землячество в Российской империи состояло из примерно 60  тысяч чехов и 2  тысяч словаков. В  основном это были средние слои  — торговцы, учителя, ремесленники, музыканты, художники, врачи, которые помнили о корнях, организуя общества имени Яна Амоса Коменского и Яна Гуса. Во вспыхнувшей мировой войне, столкнувшей Австро-Венгрию и Россию, этнические чехи увидели шанс на обретение своего государства. И  устремились в ряды русской армии.

В декабре 1914-го Министерство внутренних дел утвердило устав Союза чешских обществ в России, в котором среди заявленных целей была и такая: создание «чешской дружины добровольцев». В  феврале 1915-го на Первом съезде Союза чешских обществ было принято специальное решение на этот счет, а в марте Союз чешских обществ обратился в Совет министров Российской империи с новой просьбой  — разрешить сформировать помимо дружины еще и «чешское войско» из военнопленных, счет которым шел на десятки тысяч (к слову, чехословацкие центры к тому времени действовали в ряде крупных городов Российской империи  — помимо Петрограда и Москвы, в Киеве, Харькове, Баку). Царское командование формировать из «чехословаков» самостоятельные воинские подразделения опасалось, но добровольцы Чешской дружины, прекрасно владеющие чешским и немецким языками, активно использовались на фронте в качестве разведчиков. Действовали и в австрийском тылу, проникнув даже в кадры австрийского Генштаба.

Организационный «перелом», после которого чешские полки и дивизии на российских просторах стали реальным фактором, влияющим на развитие ситуации в стране, случился после Февральской революции. А  за фантастическими превращениями малочисленных дружинников и многочисленных военнопленных в грозных легионеров стояла энергия и воля конкретного человека  — Томаша Масарика.

Вождь

Обретению Чехословакией независимости и отделению ее от Габсбургской империи Томаш Гарриг Масарик (1850–1937) подчинил всю свою жизнь. Ныне вполне солидные чешские исследования утверждают: все неспроста  — он был не кем иным, как незаконнорожденным сыном императора Австро-Венгрии Франца Иосифа, который в 1849  году «оказался» в том же моравском городке, что и фрау Кропачек, будущая пани Масарик. Чтобы снять все сомнения, достаточно было бы одного теста ДНК сегодня, но правнучка чехословацкого президента наложила запрет  — не нужно, мол, историю переписывать. А  уже написанная, официальная, звучит так: кухарка Кропачек вышла замуж за кучера Масарика, сын Томаш родился через шесть месяцев после свадьбы…

Сын кухарки оказался человеком незаурядным: научил отца-кучера грамоте, окончил в Вене гимназию и университет, сделал карьеру в науке, удачно женился (его избранницей стала Шарлотте Гарриг, дочь богатого коммерсанта из старинной семьи французских гугенотов, перебравшихся в США, ее фамилию он взял как второе имя). Преуспел и в политике  — в 1890-м присоединился к младочехам, с ходу избрался в австрийский рейхсрат.

Там выходец из семьи немки и словака становится горячим чешским патриотом, много пишет «об исторической миссии чешского народа». А  с началом войны в 1914-м объезжает западных политиков, чтобы увлечь их идеей поддержки чехов и словаков в противовес Австрии. В  1915-м Вена выдает ордер на арест Масарика, он становится политэмигрантом. Но стоит на своем: в меморандуме «Без пяти двенадцать» он указывает, что «пора вплотную задуматься о задачах, которые война позволит выполнить». Задача понятна: война  — до полного поражения Австро-Венгрии, которое даст шанс на реализацию «чешской идеи».

В каком виде, самому Масарику поначалу не очень ясно. Но именно в рамках задуманного возникает упомянутая инициатива Союза чешских обществ в 1915-м о формировании «чешского войска» из военнопленных, которых предлагается считать «временно русскими подданными» (к слову, чехи, которые шли на фронт, рисковали: попавших в плен австрийцы вешали как изменников). Любопытная деталь: примерно в это же время чешская делегация передала Николаю  II меморандум «с надеждой увидеть свободную и независимую корону святого Вацлава сияющей в лучах короны Романовых». А  в мае 1915-го Масарик пишет министру иностранных дел Великобритании Эдуарду Грэю: «Чехия проектируется как монархическое государство. За республику в Чехии ратуют лишь несколько радикальных политиков... Чешский народ  — и это необходимо решительно подчеркнуть  — является народом полностью русофильским. Русская династия в любой форме была бы наиболее популярной... Чешские политики хотели бы создания чешского королевства в полном согласии с Россией. Желание и намерение России будут иметь решающее значение».

Вся эта бурная активность чешской политэмиграции на востоке и на западе, которую, по сути, координирует Масарик, дает плоды: в 1917-м Антанта провозглашает «освобождение чехословаков из-под чужого господства» одной из своих целей в Первой мировой войне. А  потом в России происходит Февральская революция, после которой Масарик даже не вспомнит о тех дифирамбах, которые он пел в адрес Романовых…

Февраль в чешском пасьянсе

Россию Масарик знал хорошо. Он изучал страну и язык, печатался, переводился, был знаком с русскими философами, политиками, писателями, включая Льва Толстого, вошел в академические круги, изучал работы славянофилов, написал (по-немецки, правда) труд «Россия и Европа». В  предисловии к книге, жанр которой определен как «эссе о духовных течениях в России», Масарик пишет: «Россия  — это тоже Европа. Поэтому, противопоставляя Россию и Европу, я сравниваю две эпохи; Европа не чужда России по своей сути, но все же пока еще и не совсем своя». Еще есть такая характеристика: «Русские очень революционны, но уже менее демократичны». И  занятный штрих  — Масарик приводит рассказы своего словацкого деда о российских войсках, подавлявших в 1849-м венгерское восстание: «Солдаты, грабя дома, прикрывали кресты шапками, чтобы Бог не видел их деяний...»

И все же отречение Николая  II застало врасплох будущего чехословацкого президента. Из Англии Масарик спешит в революционный Петроград и в ночь на 16  мая 1917  года сходит на перрон Финляндского вокзала (через два месяца после прибытия туда пломбированного вагона с большевистским десантом).

Падение царизма стало нежданным подарком для чешских борцов за независимость, принеся серьезные дивиденды сразу с двух сторон: западные державы перестали опасаться, что освобожденные народы Центральной и Юго-Восточной Европы окажутся легкой добычей империи Романовых, а в самой России открылись горизонты просто невероятные: со многими членами Временного правительства профессор Масарик знаком лично, и договориться с ними куда проще, чем с имперскими институциями. Именно после Февральской революции чехословацкий легион стал реальностью  — при Николае это было нереально, а при Керенском разрозненные части были собраны в полки и дивизии, превратившись в мощную силу.

Об умонастроениях в чешской среде много говорит меморандум Чешско-Словацкого народного войска в России от 7  марта 1917  года: «Происходят великие исторические события. Россия, наша могучая покровительница, свергла иго чуждого ее народу засилья германофилов и на развалинах абсолютизма создала правительство, пользующееся неограниченным доверием самых широких народных слоев. Наше горячее поздравление, наше искреннее приветствие братскому русскому народу шлем мы именем всех чехов и словаков, как находящихся в рядах русской армии, так и работающих в тылу на русскую оборону и еще томящихся в лагерях для военнопленных по вине старого правительства, не сумевшего достаточно использовать эти народные силы… В  этот решительный исторический момент мы глубоко преданы России и ее благородным союзникам: Англии, Франции, Италии, Румынии, Сербии, Бельгии, Черногории и Португалии и, опираясь на их высокую помощь и содействие, объявляем Чехию и Словакию независимым государством, представляя мирной конференции точно определить его границы. Мы признаем профессора Масарика временным диктатором самостоятельного государства, Чехии и Словачины, и председательствуемый им Чешско-Словацкий Комитет в Париже временным правительством, которому приносим присягу на верную службу!»

В Петрограде сверхэнергичный для своих 67  лет Масарик развивает кипучую деятельность. Быстро налаживает контакты не только с новой властью, но и с агентами британской разведки, выходит на связь с военными атташе стран-союзников, с главой миссии США  — сенатором Рутом. Виртуоз пропаганды, Томаш Масарик днюет и ночует в редакциях петербургских газет, выступает на публичных мероприятиях, клеймит «братание на фронтах»  — Россия, убеждает он, должна продолжать войну за свободу «братьев-славян».

Очень скоро профессор-интеллектуал превращается и в командующего, объезжающего чехословацкие воинские части. Не потешные войска, а реальную силу: в начале июля 1917-го они принимают участие в сражении под Зборовом (ныне Тернопольская область Украины)  — единственном значимом военном успехе России при Керенском. Это был первый серьезный бой и первый успех сформированного усилиями Масарика Чехословацкого легиона (Зборовское сражение в Чехии отмечается как историческая победа).

Боевое крещение Масарик использовал максимально: его признали «верховным» не только чехословацкие войска, но и российский генералитет  — как главу государства: почетный караул, торжественные встречи и обращение «господин президент». И  это при том что формально страны Чехословакии еще не существовало! А  войска несуществующей страны наращивали мощь: после февраля в России формируется восемь чехословацких дивизий, три кавалерийские, несколько артиллерийских. Горячий поклонник воздухоплавания, Масарик даже учреждает летную школу  — эти воздушные силы потом будут поддерживать перемещение легионеров по Транссибу. Следит, чтобы у каждого полка была полковая музыка, занимается и назначением командного состава.

Итог: к концу 1917-го 40  тысяч вооруженных и обученных чехословаков становятся самой крупной, наиболее организованной и единственной реально боеспособной силой внутри России. Да еще с мощным мобилизационным ресурсом  — более 60  тысяч в лагерях военнопленных…

Игры с большевиками

Масарик извлекал дивиденды из переменчивой политической ситуации в России, но в ее политическую игру, преследуя сверхзадачу, старался не лезть: у чехословаков своя программа действий и цели, симпатии  — на стороне союзников по Антанте, во внутренние разборки в «стране пребывания» не вмешиваемся. Меняющиеся обстоятельства, однако, неумолимо заставляли «занимать сторону».

После Октябрьского переворота чехословацкие части оставались там, где и были,— держали участки на Западном фронте. Но в ноябре 1917-го были вынуждены заняться не немцами на передовой, а революционерами в тылу  — 1-я дивизия (3-й полк имени короля Иржи из Подебрад) заняла Киев, подавив там большевистские волнения, грозившие обвалить фронт. Но уже в марте 1918-го чехословаки сдерживают наступление немцев, выступающих на стороне украинской Центральной рады, в районе Чернигова, формально на стороне большевиков  — поддерживая дивизию Сиверса, мешая германским частям форсировать Десну и захватить Бахмачский железнодорожный узел.

По сути, впрочем, бьются прежде всего за себя: это дает возможность вывести по железной дороге чехословацкие эшелоны с запада в направлении Челябинска и Пензы. Начштаба 2-й дивизии Чехословацкого корпуса Борис Ушаков (он через несколько месяцев погибнет в Бурятии и посмертно получит Георгия от Колчака) свидетельствует: «Чешские войска могли и дальше удерживать Бахмач. Но перед командованием арьергарда была поставлена задача: вывести войска с наименьшими потерями, погрузить и отправить из Бахмача на соединение с остальными частями корпуса».

Это отражение «новой реальности», наступившей после подписания большевиками Брест-Литовского сепаратного мира с Германией и Австро-Венгрией: Россия рвет связи с Антантой, по факту выходит из войны, большевики провозглашают курс на вывод из России всех иностранных войск, в том числе чехословаков, которые официально считались частью французских вооруженных сил. По изначальному плану эвакуация чешских легионов должна была идти через Архангельск и Мурманск с последующей переправой во Францию, но с севера России смогли выйти лишь два морских транспорта  — они вывезли 2  тысячи человек, которые ждали этого на берегу Белого моря четыре месяца в голоде и холоде.

Масарик в итоге от «северного маршрута» отказывается и принимает (по согласованию с большевиками  — упомянутое уже пензенское соглашение) другое решение: выводить легионеров по Транссибу. Сам он на санитарном поезде выезжает на магистраль, чтобы уже в мае с британским паспортом отбыть в США (где 28  октября 1918  года и провозгласит независимость Чехословакии).

Эшелоны с легионерами потянулись через всю Россию на восток, но тут и случился «челябинский инцидент», за которым последовал мятеж. Задача уйти из революционной России оказалась совсем не простой  — куда проще было в ней увязнуть. Успех мятежа летом 1918-го обеспечил чешскому легиону уникальное положение, и многие пытались на этом сыграть. Среди игроков  — страны Антанты, большевики, антибольшевистские силы разного разлива, правительство только что созданной Чехословакии.

В ноябре 1918-го от Чичерина в Прагу летит телеграмма: большевики заверяют власти молодой страны, что «воюют лишь в защиту революции» и готовы позволить чехословацким силам беспрепятственно вернуться на родину. Масарик поначалу готов заключить подобное соглашение, но позже решает  — разумеется, по договоренности с Антантой  — попридержать чехословацкие части в России. 14  ноября 1918  года он издает приказ: корпусу оставаться в Сибири, поскольку «это усилит позиции нашего народа на мирной конференции» (речь о Парижской мирной конференции, которая утвердит европейские границы до начала Второй мировой). Путешествие чехословаков до Владивостока, таким образом, затянется до 1920  года. А  о роли чехословацких легионеров в Гражданской войне спорят до сих пор.

Транссиб как плацдарм

У себя на родине солдаты, прошедшие по холодной и воюющей Сибири,— фигуры эпического масштаба. В  Чешской республике им посвящают мемориалы, музеи и конференции, издают книги; оборудован даже исторический «легиовагон» (Чехия уже и в Сибири установила несколько памятников, намерена открыть новые).

В России же к белочехам относятся сдержанно, если не сказать, враждебно: жива память о жестокостях  — как реальных, так и мнимых, в чем до сих пор слышны отголоски пропаганды времен Гражданской войны. Но кое-что оспаривать трудно. Например, то, что Транссиб почти на три года оказался блокирован чехословацкими эшелонами, что не только затрудняло коммуникации красным и белым, воюющим друг с другом, но и делало невозможным передвижение сотен тысяч людей, бежавших от ужасов гражданской смуты.

На этот счет есть разные свидетельства. Например, уже в 1918  году бывший начштаба Верховного главнокомандующего царской армии, генерал от инфантерии Михаил Алексеев говорил видному чешскому деятелю Йозефу Дюриху, что русские никак не ожидали от чехов невмешательства в судьбоносный для России момент, когда судьба страны могла сложиться иначе, если бы чехословаки влились в ряды Добровольческой армии на Дону. «Продали славянство, продали!..»— повторял не раз Алексеев.

А вот фрагмент воспоминаний полковника армии Колчака Александра Котомкина о положении в 1919-м: «Железная дорога была безвыходно закупорена. Стояли лютые морозы. Сзади накатывалась огненным валом регулярная Красная армия. По сторонам лежала бесконечная холодная сибирская тайга, в которой не разыскать ни крова, ни пищи. Замерзавшие беженцы, кто поздоровее, выходили из вагонов и шли на восток, шли, пока были сильны, а раненые, больные, матери с детьми беспомощно оставались замерзать».

Газета «Дело России» (№  14, 1920) рассказывала: «Главными, если не единственными виновниками этого ужаса были чехи. Вместо того чтобы пропустить эшелоны с беженцами и санитарные поезда, чехи силою стали отбирать у них паровозы, согнали все целые паровозы на свои участки и задерживали все следовавшие на запад. Благодаря такому самоуправству весь западный участок железной дороги был поставлен в безвыходное положение. Более пятидесяти процентов имеющегося в руках чехов подвижного состава было занято под запасы и товары, правдами и неправдами приобретенные ими на Урале, на Волге и в Сибири. Тысячи русских граждан, женщин и детей были обречены на гибель ради этого проклятого движимого имущества чехов».

Политические установки чехословаков при этом были «разноцветными»: то временные союзники белых, то партнеры эсеров (в чешском эшелоне бежала от большевиков «бабушка русской революции»  — Екатерина Брешко-Брешковская), то участники сделок с большевиками.

Самая позорная хорошо известна: платой за отход легионеров стала выдача в январе 1920  года иркутскому Политцентру адмирала Александра Колчака. По легенде, последними словами адмирала перед расстрелом были: «Спасибо вам, чехособаки!»

Подводя черту

Эвакуация Чехословацкого корпуса во Владивосток была основной задачей представителя Высшего межсоюзного командования и главнокомандующего союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке французского генерала Мориса Жанена, который войдет в историю как «генерал без чести»  — именно он санкционировал выдачу Колчака эсеровскому Политцентру. Впрочем, на Дальнем Востоке от лица союзников чехословаков поддерживали не только французы, но и англичане и даже китайцы  — их численность была символической, но достаточной для международного представительства. А,  скажем, при захвате железнодорожных узлов у Владивостока и в боях на Уссури чехам помогли японские подразделения…

И вот, наконец, берег Тихого океана. Эвакуация корпуса на финишном отрезке велась двумя путями. Первый  — из Владивостока морскими транспортами в США и Канаду, потом на поездах с Западного на Восточное побережье и далее морем в Европу. Или же по южному маршруту: Япония, Гонконг, Цейлон, Суэцкий канал и далее Италия  — Триест. Шла эвакуация полтора года  — с января 1919-го по сентябрь 1920-го. Было отправлено 36  кораблей.

Легионеров ждала страна, за которую они воевали в России,— независимая Чехословакия. Ее войска уже в ноябре 1918-го заняли Судетскую область, а в 1919-м отбили у поляков Тешин. Солидным довеском стала и Подкарпатская Русь  — ныне территория украинского Закарпатья.

Вырвавшись из имперских объятий, республика азартно включилась в игры, которые вела Европа между двумя войнами, и Прага жестоко поплатится за это потом. А  тогда все выглядело иначе: Чехословакия быстро превращалась в солидную буржуазную республику  — по меркам 1920-х одно из самых либеральных государств мира. В  ней были партии любых оттенков, в том числе и коммунистическая, не скрываясь, действовали даже масоны.

Что касается отца-основателя, то Томаш Гарриг Масарик навечно вписал свое имя в историю. Четырежды становился президентом республики  — граждане не видели никого другого на этом посту, причем с 1920  года срок президентского правления составлял семь лет. Кресло главы республики он покинет уже 85-летним, за два года до кончины. «Президент-освободитель», «Отец нации» умрет в 1937-м на вершине славы: не увидев мюнхенского позора, который перечеркнет все его свершения…

Случайности или следствия? Версия

Сегодня многие в Чехии уверены: Томаш Гарриг Масарик был внебрачным сыном императора Франца Иосифа

«Доказательства» собраны в книге Давида Глокнера «Президент императора» и ряде других исследований, которых много. Приверженцы «габсбургской теории» убеждены: достаточно взглянуть на изображения Франца Иосифа и Томаша Гаррига Масарика в пожилом возрасте (на фото с супругой Шарлоттой), чтобы увидеть несомненное фамильное сходство. Однако есть и более весомые «улики», о которых много говорят. Канва умозаключений при этом выглядит так: будущий президент появился на свет 7  марта 1850  года, а в июле 1849-го моравский городок Годонин, где жила его мать, стал центром страстей, возможно, не только политических. Молодой император Франц Иосиф пытается подавить венгерское восстание, взывая к помощи русского царя, и Россия посылает войска на защиту монархии. В  Годонине формируются русские и австрийские части, и, разумеется, туда из Вены прибывает сам император. В  те годы Франц Иосиф был не седовласым господином с пышными усами и бакенбардами, это был 19-летний переполненный гормонами юноша, отчаянно храбрый, только что взошедший на престол и не желающий ничего упустить в жизни. Он останавливается у местного дворянчика Эммануэля Малы, в доме которого старшей кухаркой служит Терезия Кропачкова, или, на немецкий манер, Кропачек. Ей в ту пору уже 35, но она хороша собой, лучше говорит по-немецки, чем по-чешски, и умеет нравиться господам…

Интрижка на фоне военных действий завершилась беременностью. В  том, что этот ребенок именно от императора, а не от хозяина, была уверена супруга Эммануэля  — Анна, оказывавшая покровительство служанке в положении. Терезии тут же организовали мужа: неграмотный батрак Иозеф Масарик, словак по национальности, был на 10  лет моложе своей суженой. А  в сохранившемся в архивах дневнике императора появится запись: «Kropaczek erledigt» («Кропачек  — вопрос решен»).

Ребенок родится спустя шесть месяцев после свадьбы. Излишне говорить, что высокий сухопарый Томаш с породистым вытянутым черепом был совершенно не похож на своих приземистых круглолицых братьев.

Интеллектуальными способностями и независимостью Томаш выделялся на фоне семьи. Юношу пытались приобщить к кузнечному ремеслу, однако тяжелый физический труд не привлекал будущего профессора. Он сбежал домой, где бургграф определил его на домашнее обучение вместе со своим сыном. Потом было «неожиданное» попадание в престижнейшую Академическую гимназию Вены, внезапная щедрая стипендия от австрийского банкира, Венский университет, стажировка в Лейпциге. И  еще много других случайностей  — всегда для Томаша счастливых...

А что если страшная гражданская война, в которую толкнуло Россию восстание чехословацкого корпуса, стала продолжением чужой гражданской войны, веками рвавшей на части другую империю  — Австро-Венгрию? 
kommersant.ru  
 
По теме
Падение «красного» Омска - Омская правда Автор Виктор Гоношилов Случайный выстрел в Марьяновке стал прологом Гражданской войны в России.
13.06.2018
Падение «красного» Омска - ИА Омскрегион Случайный выстрел в Марьяновке стал прологом Гражданской войны в России. В начале июня 1918 года так называемая первая советская власть в Омске была свергнута.
13.06.2018
 
altText - OmskTime.Ru Стартовала кампания по выборам глав регионов. Новые, или «незабытые старые», появятся в двух десятках субъектов Федерации, чему граждане должны бы радоваться: изберут того, кто поведет их новым путем в светлое будущее.
20.06.2018
 
Эксперты назвали ценными деревья, спиленные черными лесорубами в Омской области - СуперОмск Иллюстрация В распоряжении Первого городского телеканала оказалось заключение экспертов, занимавшихся исследованием пней, оставшихся на месте работы черных лесорубов в Тарском районе.
20.06.2018
 
 
Сенатор, экс-губернатор региона Виктор Назаров рассказал «Новому Омску», что считает арест главы холдинга «Акция» Сергея Калинина неблагоприятным фактором для развития инвестиционного климата.
20.06.2018
Дмитрий Горбунов: «Наполняемость городского бюджета – это краеугольный камень всех омских проблем» - КПРФ Основным вопросом повестки дня последнего в весенней сессии заседания Омского городского Совета стал отчет мэра г. Омска Оксаны Фадиной о результатах  работы администрации города в 2017 году.
20.06.2018
 
Ровейна оставили в СИЗО до 30 июля - РИА Омск-Информ kvnews.ru Защите бывшего главы Кормиловского района не удалось оспорить решение суда, заключившего его под стражу.
20.06.2018
 
 
Единороссы обсудили в Таре развитие северных районов - Единая Россия В Тарском районе Омской области прошло выездное заседание «Комиссии по промышленности и предпринимательству при Президиуме политсовета Омского регионального отделения всероссийской политической партии «Единая Россия».
20.06.2018
 
Оксана Фадина: «Приостановить отток омичей считаю одним из главных вызовов на своем посту» - ИА Омскрегион За 2017 год из региона уехало 6 300 омичей. По словам градоначальницы, позитивные показатели промышленного производства и объема инвестиций не повлияли на отток населения.
20.06.2018 ИА Омскрегион
Омич проживет на пенсии две недели - СуперОмск В случае если пенсионная реформа будет проведена по сценарию правительства России, то мужское население Омска, под подсчетам «СуперОмска», сможет наслаждаться заслуженным отдыхом всего две недели.
19.06.2018 СуперОмск
Автор Татьяна Лелякина Фото Евгений Кармаев Александр Бурков официально заявил о намерении баллотироваться на губернаторский пост.
20.06.2018 Омская правда
вини.jpg - Пульс Live Куда можно сходить в Омске в выходные, узнаете из афиши «Пульс Live»   22 июня, пятница  Сделайте себе шикарный подарок: посетите консультационно-.
21.06.2018 Пульс Live
Автор Татьяна Шипилова Фото Евгений Кармаев Роман Семеряк родился в XXI веке.
20.06.2018 Омская правда
Гости нашей площадки с удовольствием пообщались и поиграли в футбол с добрыми собаками, поучаствовали в конкурсах и получили подарки от спонсоров.
20.06.2018 Омская правда
«СимфоПарк» открыл сезон концертов на открытом воздухе. Омичей ждут выступления джазовых и рок-коллективов.
20.06.2018 Омская правда
Автор Евгений Орлов Фото Евгений Кармаев 17 июня в парке культуры и отдыха «Зеленый остров» прошел IV «Цветочный забег».
20.06.2018 Омская правда
Автор Евгений Орлов Фото Евгений Орлов Более 10 тысяч омичей посмотрели матчи чемпионата мира по футболу FIFA-2018 в фан-зоне манежа «Красная звезда».
20.06.2018 Омская правда
Оксана Фадина: «Приостановить отток омичей считаю одним из главных вызовов на своем посту» - ИА Омскрегион За 2017 год из региона уехало 6 300 омичей. По словам градоначальницы, позитивные показатели промышленного производства и объема инвестиций не повлияли на отток населения.
20.06.2018 ИА Омскрегион
Виктория сказала: «Да!». Фото: ХК "Авангард" В Инстаграме хоккейного клуба «Авангард» появилось поздравление с помолвкой форварда Юхана Сундстрема и его возлюбленной Виктории.
21.06.2018 ИА Новый Омск