Дочка омички, умершей в роддоме № 2: «Зачем они убили мою маму?»

Малышка видела ее только на фотографии.

Фото: КП в Омске

В Омске после полуторагодичного перерыва возобновился процесс по резонансному делу врачей роддома № 2. На скамье подсудимых — сразу пять человек: хирург выездной бригады БСМП Валерий Чикишев, его супруга, бывшая завотделением патологии беременности роддома № 2 Светлана Чикишева, заведующая акушерским отделением Наталья Анисимова, врач акушер-гинеколог Оксана Тищенко и акушер-гинеколог ГКБ № 1 Пелагея Артеменкова. Всех их обвиняют в гибели двух рожениц Оксаны Морозовой и Елены Гайсиной.

Напомним, обе девушки скончались уже после рождения здоровых малышей в роддоме № 2. Оксана умерла в мае 2014 года, Елена — в сентябре того же года. Дела о смерти были объединены в одно производство. На скамью подсудимых обвиняемые сели только в апреле 2016 года. Никто из врачей своей вины так и не признал и с самого начала процесса старался переложить ответственность за смерть девушек на коллег. Подробнее о том, как проходили судебные заседания в 2016 году, можно почитать здесь

Тогда дело врачей рассматривали восемь месяцев. Были допрошены все обвиняемые. Озвучены выводы экспертизы из Санкт-Петербурга, которые подтвердили вину врачей в смерти Оксаны и Елены, однако потом одна из экспертов вдруг отказалась от своих выводов, мол, ошиблась. В итоге суду не оставалось ничего иного, кроме как заказать еще одну экспертизу. На этот раз делали ее в Екатеринбурге долгих полтора года.

И вот спустя четыре года после смерти Оксаны и Елены суд над врачами возобновился. Судя по поведению обвиняемых, вины за собой они так и не чувствуют. Улыбки, смешки, разговоры с адвокатами про отдых в Швейцарии.

Совсем другое настроение у родственников потерпевших. С первого взгляда видно, что их эта трагедия все еще не отпустила, на душе не отлегло.

«Плачем до сих пор. Не пришли в себя еще. Сейчас только больнее стало. Наши девочки лежат уже четыре года, а виновные в их гибели до сих пор не понесли никакого наказания», — в голос говорят родственники Оксаны и Елены.

Тогда в 2014 году Оксана родила здоровую девочку Сашеньку, Елена — сына Даниэля. Их воспитанием занимаются отцы и бабушки с дедушками. Своих мам малыши видели только на фотографиях.

«Сашеньке уже четыре годика. Маму она знает. Все время показывает ее на фотографии. Говорит, что очень хочет увидеть ее живую. Красиво поет песню «Милая мамочка». Мы слушаем и плачем! Иногда, когда услышит наши разговоры про все это, спрашивает: «А зачем они убили мою маму?» , — сквозь слезы рассказывает мама Оксаны Нина Иванова.

Теперь, собственно, о самом процессе. Судя по всему, он опять растянется не на один месяц. Адвокаты подсудимых — их шестеро — пытаются заявлять одно ходатайство за другим, где винят следствие в нарушении уголовно-процессуального кодекса. Защитники потерпевших, напротив, стараются вынудить суд рассмотреть новые доказательства и провести еще одну экспертизу, потому как медицинская карта Оксаны Морозовой с историей болезни из БСМП, где уже тогда врачи указывали на признаки спаечной болезни, бесследно пропадала почти на полтора года. В глаза ее не видели даже эксперты, которые проводили судебно-медицинскую экспертизу. И только в прошлом году после запроса адвоката потерпевших Максима Ивакина и вмешательства прокуратуры она чудесным образом нашлась.

Будет новая экспертиза или нет, пока не ясно, суд объявил перерыв. «Новый Омск» будет следить за этим чересчур затянувшимся процессом.

Василий Попов
 
По теме
 
В Омске ночью сгорели два автомобиля - ГТРК Омск Обе машины были припаркованы во дворах домов. Сообщение о возгорании внедорожника в Октябрьском округе поступило на пульт диспетчера около трёх часов ночи 20 августа.
20.08.2018 ГТРК Омск
В Омске бывший руководитель коммерческой организации предстанет перед судом по обвинению в хищении и причинении ущерба на сумму более 8,5 млн.
20.08.2018 Прокуратура