Эмма Васильева: «Музей моды – это наша интерактивная сокровищница»

Фото: omskregion.info
Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Руководитель «Омской арт-резиденции» о планах на год, уникальной экспозиции и вкусе.

Вначале были кружева

  – Эмма, на Красногвардейской, 9, открылся музей моды. С чего он начинался?

  – Это давняя идея. Она выросла из наших этнографических экспедиций под руководством профессора Владимира Богомолова. Из поездок по области студенты привозили старинные кружева, вышивки и другие ремесленные изделия. Десять лет назад мы подготовили первую витрину. А в 2017-м, после открытия «Арт-резиденции», стало ясно, что должна быть показана и коллекция омской школы моды. 40 лет институту сервиса, 35 – кафедре «Дизайн костюма», нам есть что показать.

Музей – это наша интерактивная сокровищница, демонстрирующая новые технологии, интересные образы, эксклюзивные приемы работы. Экспозиция представляет малую толику того, что собрано, и она сменная.

– Рукотворность – черта омской школы, которая восхищает специалистов из столицы и других стран. И в музее каждую вещь можно внимательно рассмотреть, что невозможно сделать на подиуме…

– Совершенно верно. Когда говорят об омской школе моды, отмечают разные ее черты. Находят минималистский стиль Европы, а порой говорят о тонком японском чутье. И подчеркивают «русскость» – славянское отношение к ремесленной работе. Наши студенты знают и чтут традиции и понимают, как при этом выходить из правил, привычной зоны комфорта, чтобы создать талантливые, самобытные вещи.

– Как складывается судьба выпускников?

– Они работают у ведущих дизайнеров страны. В Омске есть успешная марка «Александр Богданов» и несколько студий:  «Артишок», «Форма»… Есть проблема, о которой мы недавно говорили с Анной Милоян. Она говорит: «Мне очень интересно работать у Богданова. Но мы все красивые, дорогие запчасти».

Наши выпускники редко создают свои собственные марки. Мы их учим как художников, а в бизнесе они слабы. Недавно дама из российского министерства образования побывала в музее и захотела заказать пальто, такое, как в экспозиции. Я пригласила автора. Та замялась: нет такой ткани, швея занята. Я подумала: мы не учим их самопрезентации, умению разговаривать с заказчиком. В процесс обучения нужно внедрять азы бизнеса. Во время конкурса «Формула моды» хотим добавить еще один, локальный, чтобы на примере одной модели студенты смогли рассказать, сколько она будет стоить и как они будут ее запускать в производство. А потом найти деньги для трех выпускников, чтобы они смогли остаться в Омске и открыть свои марки.

Кстати, работа на «Арт-резиденции» показала, что это проблема не только наших студентов, но и тех, кто получает творческие профессии в других вузах.         

«Вкус, батюшка, отменная манера»…

  – Есть поговорка: о вкусах не спорят. Вы не согласны?

  – Я 25 лет преподаю на кафедре «Дизайн костюма» и, признаюсь, в последнее время поменяла свое отношение к тому, что считается хорошо, а что плохо. Бывают спокойные времена, а нынешнее – время перемен, нас настигает цифровая эпоха, и не все поколения чувствуют себя в ней уверенно. Нужно быть дружелюбнее, в том числе и в моде, принимать то, что раньше категорически отвергал. Сегодня, как ни странно, я с поговоркой согласна.

– А что для вас сегодня символ безвкусицы?

– Раньше я бы сказала: эклектика, смешение стилей в костюме. Я 25 лет работаю на кафедре, преподаю цветоведение. Считалось невозможным соединение в одном образе холодного красного и теплого. А сегодня говорю: прекрасно смотрится холодный розовый с оранжево-красным.

Понятие множественности стало относиться и к вкусу. У одного вкус врожденный, а другой его постоянно воспитывает. Я недавно прочла статью, в которой говорится, что для будущего дизайнера важна «насмотренность». Изучаешь моду, и кристаллизуется вкус, вырабатывается свой взгляд. Несколько лет назад я бы не надела, как сегодня черный меховой воротник с полосатой кофточкой. Стиль в том, чтобы почувствовать меру и тенденции времени.

– Но сегодня растет и число людей, равнодушных к моде. Пренебрежение модой стало трендом.

– Мода, как лидерство в одежде, – понятие элитарное. Чтобы следить за тенденциями, требуется время, а мы живем в эпоху скоростей, не хватает времени заняться собой. Пугают жертвы моды – те, кто зациклен на нарядах. Очень уважаемый мной дизайнер Миучи Прада сказала: «Мы все вовлечены в модный процесс, но очень стыдимся этого». В обществе сложилось представление, что недостойно уделять моде слишком много внимания. Отсюда и пренебрежение. Но никто не будет спорить, что мода дает психологическую разгрузку. Даже скромная покупка аксессуара повышает настроение. Мода завоевала музеи: от Эрмитажа до больших и маленьких зарубежных музеев сегодня проводят выставки костюма: исторического, театрального, знаменитых дизайнеров. Потому что это красиво, это искусство.

Драйвер развития региона

– Вы были проректором Института сервиса, а после объединения вуза с техническим университетом стали директором центра материальной культуры и дизайна ОмГТУ. И первым крупным проектом стала «Омская арт-резиденция». Какие задачи вы ставили перед собой?

– Два вуза объединили в один – опорный. Опорный вуз должен быть драйвером развития региона. Влиять на экономику и жизнь миллионного города. Сегодня всем известна проблема: молодежь уезжает из Омска. Чем ее можно задержать? В том числе и интересной жизнью. Когда в начале 90-х я приехала учиться в Омск, я окунулась в творческую среду, которая меня наполняла и воспитывала. Ее создавали художники из группы «Эхо», барды из объединения авторской песни, мединститутский клуб «Агар». А сегодня ничего подобного нет, и ини